NEWS

РОЛЕВАЯ ЗАКРЫТА
Спасибо, что были с нами.


BANNERS
ADMINS
watching you, man

LINKS
сюжет население карта f.a.q. правила роли занятые внешности занятость населения квесты и запись список npc магазин артефактов шаблон анкеты акция #1 акция #2
Вверх страницы
Вниз страницы

GRAVEBAY

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » GRAVEBAY » PERSONAL STORIES » [01.06.2020] Благими намерениями... [PG-13]


[01.06.2020] Благими намерениями... [PG-13]

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

USER
с кем

DATE
когда

PLACE
где

DESCRIPTION
что происходит

http://savepic.net/7393615.png


http://savepic.net/7341155.jpg


01.06
2020

У Сони

Вопрос о том, как полярная сова умудрилась попасть в Канзас, мало волновал юную жрицу Хтона в тот день, когда она нашла истощённое и, судя по всему, раненное животное прямо у порога своего дома. Будучи до жуткого милой девушкой, Соня сразу же принялась за выхаживание птицы без всяких вопросов. Конечно же она не догадывалась, что на них могли и ответить.

Отредактировано Otto Ellington (05-10-2015 14:33:29)

0

2

С тех пор, как родители уехали, Соня воспринимала свой дом не иначе как самое тихое место на свете. Она не думала о том, что однажды ей придётся увидеть на дорожке, ведущей к живому воплощению американской мечты, капли крови. Но реакция была как всегда в её духе: Соня пошлёпала босыми ногами за этой цепочкой красных следов, а не побежала звонить в полицию. На беду, капель было много, а Соня была плохим следопытом. Поэтому источник её тревог она нашла далеко не сразу – белая птица, ставшая теперь рябой из-за красных пятен, забилась в самый угол двора, перед этим накрутив пару кругов вокруг дома.
– Вот ты где, – с такой интонацией говорят только «пустяки, дело житейское», – И улететь не можешь?
Естественно, она не ждала, что птица ей ответит. Соня даже не была настолько наивной, чтобы сразу протянуть руки к существу, охарактеризованному ей как хищник: уж насколько она не была плоха в орнитологии, все совы обладали характерной внешностью, как будто бы их долго били чайником. А совы хищники. А, значит, этот клюв мог устроить ей массу неприятностей.
Хейден подумала немного, сходила в гараж – о птице она не волновалась, найти снова и поймать было проще – и принесла старую отцовскую куртку, пахнущую машинным маслом и бензином. К тому же, куртка была кожаной. Самый подходящий вариант для спасения от клюва.
– Тихо, – на всякий случай посоветовала Соня сове, надвигаясь на неё с курткой, растянутой на руках, – Давай не будем воевать.
Сова метнулась вперёд, но Соня швырнула на неё куртку и упала, пусть и не на саму сову, но так, чтобы надёжно прижать её к земле. Спеленать отбивающуюся птицу было уже проще, хоть сова и лишилась парочки перьев в процессе, результат можно было назвать успешным. Правда, наружу всё равно торчали укоряющие глаза и две ноги, свисавшие, пока Соня несла этот немаленький груз домой. Признаться, до сегодняшнего дня она вообще не знала, насколько бывают тяжёлыми птицы.
Отнести её на кухню, в комнату или даже в спальню было бы бесполезно. Вся аптечка хранилась в ванной, туда Соня и отправила пернатый груз. Спеленатая сова заняла своё место в ванне, пока Соня полезла за старой аптечкой, набитой чем угодно, но только не бинтами. В основном – тем, что принимала сама Хейден, а никак не средствами от битых коленок. Под руку подворачивалось всё, кроме нужного, и, в конце концов, Соня просто вывалила содержимое аптечки на коврик, чтобы найти средства дезинфекции.
– Так. У меня есть мясо. Слышишь, птица? – Хейден, найдя нужное, с удивлением обнаружила, что сова уже выпуталась из куртки, и что теперь заворачивать её придётся снова. За неимением второй кожаной тряпки, которая могла бы защитить от хорошего клевка, Соня решила попытаться договориться. – Сначала вымоем перья, они у тебя очень красивые, – она потянулась к душу, радуясь, что птица точно не может взлететь и выбраться за пределы ванны, – Потом – всё хорошенько прочистим и где надо перевяжем. Ты только не паникуй.
На всякий случай Соня улыбнулась, прежде чем включить тёплую воду и направить распылитель на подбитое животное.

+1

3

После нескольких месяцев бесцельных блужданий в теле совы Отто почти что забыл о своём человеческом начале и стал не только диковатым, но и немного… Непредусмотрительным, что ли? По крайней мере, он не задумался об опасностях, которые могли ждать его, полярную сову, в южном городе, а просто слепо, без всяких особых мыслей и целей, как самое настоящее животное, рассекал горячий воздух крылами. Лишь время от времени он опускал взгляд на проплывающие внизу небольшие домики, на неторопливых и достаточно посредственно выглядящих людей, ничем не отличавшихся от тех, что он оставил в Джуно. И ради этого он пролетел через все Соединённые Штаты?
   Разочарованный, молодой оборотень опускается ниже, прячется в листве высокого дерева в каком-то небольшом парке. Аллейки здесь узкие, идеально вычищенные, деревья здоровые, с подвязанными ветвями, так что тошнота подступает к горлу от этого искусственного благополучия. С первых же секунд Грейвбей, столько лет умело внушавший в Отто подобный тихому ужасу трепет, пробуждал какое-то неприятное тянущее чувство в груди. «Тоска…   — как-то само собой всплыло в мыслях. — Какая же здесь тоска. Похоже, что свою меланхолию мама забрала прямиком из этой богом забытой дыры».
   Неловко вскарабкавшись на верхушку дерева, Отто огляделся. Заглянуть через крыши двухэтажных домов с такой высоты давалось без всяких проблем, так что он смог заприметить маячащий на горизонте лес. Юноша уже собрался слетать туда, поймать что-нибудь съестное и переночевать в дупле поуютнее, как резкий мясной запах буквально заставил его шею развернуться градус этак на триста тридцать. В парк зашла какая-то совершенно обыкновенная непримечательная женщина, сжимавшая очень даже примечательный хот-дог. Если эти сосиски действительно делают из крыс, то они вполне сгодятся для совы, ведь так?
   Женщина присела на скамейку поодаль от дерева, на котором затаился Отто, и, наглым образом игнорируя свой хот-дог, уткнулась в телефон. «Отдала бы его мне, раз тебе он не нужен…» — озлобленно подумал юноша, свербя лицо незнакомки внимательным взглядом. Очевидно, местные божества смилостивились и над голодным оборотнем, и над, надо заметить, не очень-то и симпатичной немолодой женщиной. В момент, когда к незнакомке подсаживается следующий персонаж, лысый мужчинка с пивным животиком и красным лицом, хот-дог резво прячется за спину. Действительно, не самый лучший атрибут для удачного знакомства. После непродолжительного флирта новоиспечённая пара уходит, а Отто, собственно говоря, только рад за них.
   Оглядевшись, он бесшумно спускается с дерева и буквально вгрызается в несчастный прогорклый хот-дог. Голод заставляет его буквально забыть обо всём, и он, прикрыв глаза, с жадностью клюёт несчастную сосиску, в которой не чувствовалось даже крыс. К его счастью, людей, которые могли бы удивиться появлению совы, в парке не было. Нашёлся, правду говоря, кое-кто другой.
  Вообще, кошки, конечно же, не являются естественными врагами белых сов, но какая-то безумная дворняжка, голодная не меньше, чем Отто, вскакивает на него со спины в порядке исключения из всех возможных правил, до того ей нужен был этот гадкий хот-дог, ну или, по крайней мере, жирненькая сова. Перепуганный, Отто легко стряхивает с себя пассажирку, остервенело клюёт её в морду, и та, кажется, забывается на мгновение, соскакивает со скамьи. Не медля, сова взмывает в воздух, но боль и испуг делают её движения судорожными и хаотичными, так что уже через пару секунд она врезается в чьё-то окно, усугубляя своё положение.
   Безумные метания из стороны в сторону приводят его на чей-то двор. Там, описав несколько кругов по траве, Отто наконец выбивается из сил и просто падает у самого угла забора. Переведя дыхание, он было собрался подняться и попытаться схорониться где-нибудь до выздоровления, которым, похоже, и не пахло, как со стороны дома послышались чьи-то лёгкие шаги.
   Представшая перед ним девушка не была похожа ни на одного из уже встреченных им ранее обитателей Грейвбея. Одета она была странно, словно выбежала на шум в одной простыне, а ноги её и вовсе были босы и уже немного испачканы в совиной крови. Длинные, нет, просто поразительно длинные прямые волосы были выкрашены в ярко-зелёный, хорошо различимый даже для совиного зрения и приятный ему. Несмотря на то, что девушка выглядела более чем мило, Отто сразу же взъерепенился, ясно давая понять, что без боя он не сдастся. К атаке курткой он, тем не менее, готов не был.
   Дёргаясь для вида, Отто, тем не менее, уже смирился со своей судьбой, когда девушка, сумевшая плотно закутать его, потащила недовольный свёрток в свой дом. В зверином обличье, особенно после долгих скитаний в нём, оборотень плохо реагировал на человеческую речь и не спешил вот так просто повиноваться кому-то, даже смутно понимая то, что ему пытаются помочь.
   Положенный в ванну, он принялся остервенело кататься туда-сюда, сопровождая своё ненормальное занятие высоким мерзким криком. При слове «мясо» он, однако, остановился как был, лёжа на животе, и, потеряв инерцию, уже не мог подняться на лапы. Задрыгав последними, Отто пытался встать, но куртка слишком сильно сковывала его движения, и из его действий не вышло ровным счётом ничего.
  Когда девушка наконец подняла его, Отто постарался вести себя приличнее, но направленный прямо на него душ сам собой сорвал гадкий испуганный писк с его клюва.

0

4

Сова верещала так, будто каждое движение Сони ломало ей кости, перекатывалась по ванной колобком, но, похоже, выбраться всё-таки не могла, к счастью для «доброжелательницы». И, кажется, в итоге, с животным они достигли взаимопонимания. Или птица хотя бы догадывалась, что такое «мясо», при одном его упоминании оказавшись в той позе, из которой не могла выбраться без посторонней помощи. Однозначный успех.
А вот с душем вышла заминка. Начав поливать птицу, Соня заметила, что она особо не шевелится, уткнувшись клювом в эмаль ванны не хуже праздничной индейки. Вообще-то, о том, как совы дышат, она и понятия не имела – скажи ей кто, что у них дыхало на затылке, как у дельфинов, Соня бы приняла это всё за чистую монету. Но пока клюв, рисковавший быть залитым водой, больше подходил на роль «носа», так что Хейден отложила душ в сторону и, подхватив птицу за крылья, поставила её на ноги. Вообще-то, она была не уверена, что так животное не цапнет её – кто знает, насколько вообще подвижна шея такой птицы – но постаралась отдёрнуть руки сразу после того, как сова обрела устойчивость.
– Большая сова, красивая сова, – пробормотала Соня под нос, продолжив поливать птицу из душа, и это «мурлыканье» через минуту превратилось в песенку под невнятный мотивчик, состоящую всё из тех же трёх слов, пока Хейден пыталась отмыть белые перья от крови, – Большая сова получит мясо, если будет себя хорошо вести.
Соня никогда не была вегетарианкой, несмотря на образ, исключающий возможность того, что это «возвышенное создание» вдруг вцепится зубами в окорок. Наоборот, именно мясные продукты составляли основу её рациона. Но, допустим, если бы сова нагрянула вчера, жевать бы ей сосиску – в магазин-то Соня не каждый день ходила.
– Давай посмотрим, что у тебя с крыльями, – Соня не была уверена, что птица её понимает, но продолжала беседовать с ней с упорством, достойным лучшего применения. – Тут почистим, там помажем, потом накормим и отпустим.
Самым трудным было именно заставить себя протянуть руку и попытаться дотронуться хотя бы до спины – самого относительно безопасного места в этом комке перьев, который питался… что едят совы?.. Ясно чем – чем-то живым. Интересно было лишь то, попадает ли Соня под категорию возможного питания сов?
В орнитологии, если подумать, она до сих пор была не сильна.
В итоге, набрав побольше воздуха в лёгкие, Соня всё-таки ткнула сову в пернатую спину пальцем. И тут же замерла, ожидая чего угодно.

0

5

Нужно заметить, что Отто не мылся уже несколько месяцев. Он мог позволить себе пролететь над бурным потоком какого-нибудь ручья, время от времени чистил перья клювом, но всё это, конечно же, далеко от горячего душа, шампуня и душистого мыла. В силу своей не самой чистоплотной натуры, Отто не переживал из-за отсутствия удобств где-то первый месяц своего путешествия в лишениях, но теперь... Теперь, даже в теле совы, он просто мечтал о кондиционере. Правда, для того, чтобы помыть волосы, нужно было обратиться в человека, а в присутствии такой кисейной барышни, да ещё и настолько хорошо отнёсшейся к нему, оказаться голым было бы очень грубо. Более того, Отто искренне верил в то, что в Грэйвбее оборотни встречаются не на каждом шагу, в чём, конечно же, ошибался, но это уже совсем другая история.
  Обычно дикие животные реагируют на воду негативно, но Отто, зажмурившись, довольно закурлыкал, лишь изредка потряхивая головой. Его спасительница оказалась достаточно аккуратной, так что все переживания юного оборотня сошли на нет в её нежных заботливых ручках. Чем больше он смотрел на улыбчивую милую девушку, и чем больше она нахваливала его, тем сильнее становилась его привязанность к ней. Вот если она ещё и покормит его...
  Незаметно для девушки, Отто потихоньку отползал подальше от вонючей старой куртки. Обилие крови, заставившее слипнуться его перья, пачкало ванну, убегая в водопровод тонкой струйкой, разбавленной водой. Его голова немного кружилась, то ли от травмы, то ли от усиливающегося голода. В любом случае, ему явно нужно было хотя бы одну ночку побыть в безопасности четырёх стен, иначе он мог просто не поправиться и не улететь самостоятельно. Хоть его раны сами по себе были не очень серьёзными, длительные метания по городу усилили кровопотерю, а бродячие кошки не вызывали доверия.
  После мытья Отто выглядел как будто облезшим. Перья потяжелели из‐за воды и плотно прилипли к телу, так что его огромные глаза выглядели ещё больше и забавнее. Главное, больше никакой крови и старой грязи, хотя обработка его ранам всё еще не помешает. Так он выглядел гораздо симпатичнее, хоть и немного смешно, а не так поэтично, как принято изображать полярных сов.
  Словно по просьбе незнакомки, сова аляповато развернулась и с некоторым затруднением расправила крылья, одно из которых немного кровоточило и потеряло изрядное количество оперение. Впрочем, всё это может отрасти. Страх девушки был не очень понятен ей как существу, которое вообще отвыкло от человеческого образа мышления.

0

6

По мере того, как грязь и кровь стекали вместе с водой в сток, Соня отмечала, что животное досталось ей вполне мирное. Например, если бы такой была кошка, Соня бы всерьёз задумалась о том, чтобы завести кота – вот только это была сова, которая в перспективе могла кушать Сонь на обед. Так что ей досталась доля симпатии и восхищения, а так же Хейден перестала слишком уж дёргаться и даже осмелилась где-то приподнять перья, где-то пощупать, а где-то поправить. Правда, всё равно нервничала и ждала, что сова примет за обещанное мясо её руку. В конце концов, она могла быть аппетитнее, хоть и гораздо более костлява.
В итоге из пушистой и потрёпанной совы получилось что-то тощее с двумя огромными глазами, торчащими в середине круглой головы. Это Соню озадачило, так как таких метаморфоз она ещё не видела, и всерьёз опасалась теперь за здоровье животного. В конце концов, так просто не сдуваются.
Пришлось снова взять в руки тряпку – на этот раз не старую куртку, а мягкое полотенце (Соня питала слабость к огромным махровым полотенцам), в которое Хейден со всей осторожностью замотала вымытую птицу и, кряхтя от тяжести, понесла свой мокрый груз на кухню.
Разумеется, она была и осторожной, и аккуратной, но сова была для её рук как-то слишком тяжёлой, так что передвигалась Соня вразвалочку, словно пингвин, и несла птицу где-то на уровне живота, ежеминутно подтягивая её повыше, чтобы не уронить в конце концов. И да – была позорно близка к тому, чтобы мокрый цуцык всё-таки выскользнул из полотенца, но, забив на церемонии и поддав цуцыку под мокрую юбку из перьев коленом, чтобы избежать его же падения, Соня всё-таки доволокла птицу до обеденного стола, куда и водрузила с заметным почтением, которое как-то не вязалось с предыдущим пинком.
Следующим по пункту было мясо – Соня вытащила из холодильника весьма знатный шмат, который как раз размораживался к ужину.
Что-то ей подсказывало, что ужин у неё сегодня будет из шпината.
В любом случае, она приглашающе пододвинула кусок к сове, усевшись напротив.

0

7

Здесь нужно сказать, что Отто никогда не имел ничего общего с какими-нибудь там изнеженными аристократами. Ему не требовались ни роскошь, ни галантное обращение, ни блюдца с золотой каёмочкой, и всё же какая‐то глубоко спрятанная в совином тельце истинно человеческая гордость начинала подавать страдальческий голос тогда, когда уход незнакомки принимал самые неожиданные повороты. Безусловно, она старалась сделать как лучше, но, что уж тут скажешь, далеко не всё выходит так, как нам того хочется. Очень далеко.
  Конечно, в большом мягком полотенце было приятно сушить нелепо обвисшие перья, и всё таки Отто дикий хищник, а не домашняя собачонка! Подозревая, что от него ждут более соответствующего поведения, оборотень принялся безобразничать по мере покидающих его сил. Подёргавшись для виду, даже попытавшись клюнуть беленькую опрятную ручку, Отто быстро устал, но немного успокоил расшалившееся чувство собственной важности. Вот так намного лучше, пусть знает, с кем она имеет дело!
  ... нет, наверное не стоило клевать её прямо сейчас, когда она может вот так легко выпустить из рук свою достаточно тяжёлую для такой хрупкой девушки ношу. Не умышленно, конечно же, ведь сразу ясно, что девочка, попавшаяся Отто, является очень редким кладезем терпения и жизнелюбия, раз она всё ещё возится с таким грозным зверем. За килограммами мокрой лохматой ярости оборотень был очень благодарен своей спасительнице, просто не всегда справлялся со своей натурой, особенно тогда, когда её, эту самую натуру, вдруг внезапно пнули под хвост.
  Гневно ухнув, сова развернула голову к девушке и уставилась на неё взглядом огромных жёлтых глаз. Мало какой зоолог не посмеётся, если сказать ему, что совы способны выражать какие-либо эмоции, но на морде Отто отразилось очень и очень многое. Всё это "многое" он попытался замять, гордость ему уже ни к чему. Гипотетически, девушка могла и повторить свой удар сильнее...
  Очень скоро Отто понял, что ради бесплатной еды можно и потерпеть пару не очень болезненных пинков, и даже недостаточно брутальное полотенце. Очутившись на обеденном столе, он сразу же понял, к чему всё идёт, а потому, выскочив из полотенца, принялся в возбуждении бегать по столу и махать крыльями. Нельзя же садиться за стол мокрым, да ещё и в гостях, это же вопиющий моветон! Сам оборотень немного подсох, а вот всё кругом, и стол, и пол под ним... Ну, приходится чем-то жертвовать ради этикета.
   Свою порцию Отто дожидался с примерным видом, вновь зарывшись в полотенце и как бы намекая своей непосредственностью, что к учинённому беспорядку он не причастен. Вид просто кошмарно огромного, ещё хранящего запах крови сырого мяса поверг несчастную птицу в шок, так что она не сразу решилась подступиться к нему.
  Немного подковыляв к тарелке, сова с размаху шмякнулась головой прямо в вырезку. Её клюв был остёр, но предназначался для более утончённого питания. Будучи страшно голодной, птица не задумалась об этом сразу и отчаянно пыталась урвать хотя бы крошечный кусочек, подключала в процесс когти, пачкала только что очищенные перья и, словом, выглядела страшно разъярённой. Впервые в своей жизни она столкнулась с едой, которая просто не помещалась в её рот, но которую ужасно хотелось съесть.
  Итак, перед Отто встала более чем серьёзная проблема. В будущем он будет относиться к превращениям в человека в Грэйвбее с большей опасливостью, но в данный момент он, проведя изрядное количество времени в облике не склонного к долгим логическим цепочкам животного, не находил иного выхода из своего положения. Если он хочет узнать об этом городе как можно больше, ему в любом случае придётся выдать себя рано или поздно. Он подозревал, что в этой части Канзаса оборотничество не является таким уж страшным секретом, но что можно сказать про отдельно взятую девочку, сидящую перед ним? Не огреет ли она сковородой голого недоптица, обмочившего ей всю кухню, в конце-то концов? Сложная моральная дилемма, но искренняя наивность Отто сделала её в разы проще.
  Дождавшись момента, когда незнакомка зазевается (конечно же, мало кто способен заскучать в такой экстравагантной компании), Отто шмыгнул на стул, прихватив с собой полотенце, шмякнулся на пол и галопом понёсся, ковыляя на коротких ножках, в сторону приоткрытой двери. Не дожидаясь, когда девушка словит его, Отто шмыгнул в кустик и достаточно благополучно обратился, как можно быстрее натягивая на себя полотенце. Раны на руках саднили ещё сильнее, а тело плохо слушалось спустя долгие месяцы непрерывных скитаний на птичьих крыльях, но, быть может, так всё будет выглядеть немного лучше?
  — Э, привет ? — неловко начал Отто, выскочив в дверной проём быстрее, чем девушка успела последовать за непутёвой совой.— Я твой новый сосед, шёл попросить соли, но какая‐то сова... Она бежала на меня с полотенцем! Порвала мою одежу, изрезала все руки своими огромными когтями и скрылась! Ужасные нынче совы! Так я это всё к чему, ты не могла бы дать мне нож?..

0

8

Пронзительный взгляд птицы Соня попросту не заметила, пытаясь удержать драгоценный груз в руках, а не превратить его в размазанный по полу совиный бифштекс, ведь, если бы она выронила сову себе под ноги, сову ждала бы не только встреча с полом, но и неизбежное приземление Сони сверху, а жрица не обладала лёгкостью тополиного пуха, хотя и была на редкость костлява. Вообще, замечать происходящее чуть более внимательно Соня смогла, только избавившись от груза, водружённого на обеденный стол. Беготню и вопли, походившие на панику девушки в торговом центре – не Сони, а какой-нибудь абстрактной девушки – Хейден восприняла как призыв поторопиться с едой, а не что-то ещё.
Что-то пошло не так, и Соня это поняла сразу, но вот осмыслить до конца у неё не получилось. Птица накинулась на еду с рвением, подтверждающим её опасения касательно ужина, но тут же закашлялась, издала ещё парочку странных булькающих звуков, и стала напрыгивать на мясо и отскакивать так, что Соня задалась серьёзными сомнениями, не вышибла ли она сове мозг своим пинком. Дело было даже не в помешательстве существа, а в том, что своими прыжками туда и сюда она вызывала маленькие фонтанчики бледно-розовых брызг, которые украшали и стол, и даже саму Соню, по неосторожности решившую посмотреть поближе, как происходит процесс питания птиц, и наклонившуюся для этого к мясу с другой стороны.
– Это еда, а не враг твоего рода! – беспомощно попыталась привести сову в чувство Соня, замахав руками. То ли этой сове когда-то посчастливилось сесть в коровью лепёшку, то ли маму её съел бык, Соня не знала, но действовать пыталась решительно. Ибо под угрозой была её кухня. И лицо – оно уже было заляпано мясным соком.
В итоге она потянулась за кухонным полотенцем, чтобы накинуть его на птицу снова и подумать, что делать дальше, в тишине, а, обернувшись, не обнаружила ни совы, ни того самого полотенца, вытащенного из ванной. Правда, Соня могла поклясться, что слышала шлепок и топот ног, но почему-то в доме воцарилась тишина, которую та самая сова, с которой Соня немного познакомилась, соблюдать не могла принципиально.
– Великолепно. – сообщила заляпанной кухне Соня, машинально вытирая лицо и руки, просто потому, что другого возгласа, выражавшего удивление, в её крайне приличном лексиконе попросту не было.
Жрица только начала подниматься со стула, смирившись с тем, что ей придётся прибираться в доме после нашествия животных, как случилось ещё кое-что.
В её чистенькую и прекрасную кухню, слегка подпорченную буйной совой…
Ворвался…
Голый мужик.
Соня села мимо стула, продолжая тереть щёку полотенцем. Даже после падения на пол.
– Великолепно. – повторила она, в то время как глаза её превратились в блюдца. Гость не растерялся и спросил про нож.
Соня немного подумала. Потом ещё. Потом – поняла, что полотенце рискует протереть щёку и начать полировать дёсны.
– В верхнем ящике. – ответ, данный ей, был, в общем-то, правильным, но не такие ответы надо давать, когда в твою кухню вламываются мужчины и требуют нож.
Кстати, он был не голым, но Соня упрямо отказывалась смотреть на стыдливо зацензуренное смутно знакомой тряпкой место. Поэтому в её сознании он так и отпечатался: голый.

Отредактировано Sonia U. Heiden (07-11-2015 22:27:58)

+1

9

Стоять на ногах было ужасно неудобно. Серьёзно, как эти люди живут с мыслью о том, что им придётся просто шаркать по пыльному асфальту целую жизнь? Быть может, поэтому все они немного хмурые? Месяцы без обращения заставили Отто отвыкнуть от человеческих тела и образа мышления достаточно для того, чтобы во всей этой ситуации его тревожили ТОЛЬКО ноги, но никак не рваная рана на руке или измазанное в крови лицо, что уж говорить про его неформальный костюм, в котором он, между прочим, явился в гости. Пожалуй, единственным плюсом его нынешнего положения было умение излагать свои мысли в доступной форме.
  Падение его спасительницы, однако, заставило Отто вернуться с небес на землю во многих смыслах этого выражения. Даже несмотря на лёгкий кретинизм, он осознавал, что его эффектный выход далёк от совершенства с точки зрения элементарных общественных норм. В его оправдание можно сказать лишь то, что лучших альтернатив у него не было, только более нелепые и пугающие, так что здесь он просто выбрал меньшее из возможных зол.
  Метнувшись к девушке, оборотень поднял её с широченной глупой улыбкой, разумеется пачкая белое платье и своей, и коровьей кровью (всё равно он находил этот хитон не очень симпатичным, а оставлять даму сидеть на полу после того, как он уже зарекомендовал себя истинным благородным сэром, это чистой воды абсурд). Если уж рассуждать справедливо, Отто мог ожидать и громких криков, и даже ударов скалкой, и полного своего выдворения прочь, а потому он поспешил разрулить ситуацию в самом непринуждённом стиле:
  — Эй, ну ты чего такая беленькая? Будто приведение увидела! Вот стульчик, лучше присядь на него.
  Со всё той же совершенно неуместной улыбкой он усаживает девушку, как какую-то куколку, ополаскивает руки, утирает их бумажной салфеточкой и принимается за поиски. Прежде, чем найти самые обыкновенные вилку и нож, он ненамеренно пооткрывал кучу ящиков, заставленных причудливыми кухонными принадлежностями и техникой, не виданными им ранее. "Наверняка этот город – какой‐нибудь ме-га-по-лис. Даже странно, что про него никогда не говорят в новостях. "
  Садясь за стол с наконец найденными приборами, Отто не мог не взглянуть в лицо спасшей его девушки ещё раз. Сложно дать конкретную оценку её эмоциональному состоянию, но будет совершенно справедливо признать повисшую в комнате атмосферу нагнетающей. Будучи ну очень кротким молодым человеком, Отто поставил перед собой задачу во что бы то ни стало завоевать доверие такой милой девушки.
  — Тебе когда‐нибудь говорили, что у тебя очень красивые волосы? — с яростью скрипя ножом по тарелке, как ни в чём не бывало спросил Отто. — Они напоминают о лесе, к тому же, такие длинные. Должно быть, на них уходит много шампуня!
  Резкие движения потревожили его рану, и юноша болезненно зашипел, бросив нож и оставив вилку торчать в куске мяса. На человеческом теле его повреждения выглядели не такими огромными и жуткими, и всё же помощь ему не повредит.
  — Может, у тебя найдётся антисептик или просто бинт? Эта сова как следует потрепала меня, чертовка! 
  Свято веря в то, что в этом доме его ещё и подлечат, Отто торжествующе схватил рукой крупный шмат мяса, нечеловеческими усилиями отрезанный от вырезки, и впился в него самыми обыкновенными тупыми зубами. У простого парня ни за что не вышло бы вот так просто откусить кусок сырой говядины, но Отто был ОЧЕНЬ ГОЛОДНЫМ парнем.

0


Вы здесь » GRAVEBAY » PERSONAL STORIES » [01.06.2020] Благими намерениями... [PG-13]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC